Официальная позиция РАЭК по законопроекту об ответственности Соцсетей за отказ в удалении контента (№ 223849-7)

Дата публикации: 10 Апреля 2018

Официальная позиция РАЭК по законопроекту об ответственности Соцсетей за отказ в удалении контента (№ 223849-7)

Отраслевая оценка законодательной инициативы 

  1. Действующая законодательная база позволяет реализовать задачи, которые ставят перед собой авторы законопроекта

    Как следует из законопроекта, он разработан в целях создания действенного и оперативного механизма пресечения распространения в социальных сетях противоправной и недостоверной общественной значимой информации.

    Вместе с тем в настоящее время, в частности, Федеральным законом «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» подобный механизм с возложением соответствующих обязанностей на организаторов распространения информации, операторов связи, провайдеров хостинга и других лиц уже предусмотрен (статьи 10.1, 15.1.-15.8. данного закона) .

    При этом в политике всех социальных сетей предусмотрена процедура удаления информации по жалобам пользователей в тех случаях, когда данная информация является недостоверной или незаконной. Например, любой пользователь сети «ВКонтакте» может сообщить о подобном контенте с помощью кнопки «Пожаловаться». В сети «Одноклассники» также есть инструмент, с помощью которого пользователи могут заявить о нелегальном контенте. Если контент нарушает действующее законодательство и правила социальной сети, он блокируется. Аналогичные инструменты есть и у зарубежных социальных сетей.

    Кроме того, Федеральным законом от 29.07.2017 № 276-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» признана утратившей силу статья 10.2. «Особенности распространения блогером общедоступной информации», которая по существу имела аналогичную цель регулирования. Отмена данной статьи была мотивирована в том числе тем, что хотя Роскомнадзор и вел «реестр блогеров», статья не применялась на практике.

    Таким образом, положения законопроекта являются избыточными и дублируют существующие механизмы. Действующий в настоящий момент комплекс мер является эффективным и не требует дополнительного регулирования.

  2. Понятие «владелец публичной сети» определено некорректно

    Понятие «владелец публичной сети» по существу совпадает с определением организатора распространения информации, которое содержится в части 1 статьи 10.1. Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

    При такой формулировке под понятие «владелец публичной сети» попадают не только собственно социальные сети, но о такие сервисы, как электронная почта, а также любые другие сервисы с количеством пользователей более 100 тысяч в сутки, которые позволяют обмениваться сообщениями, в том числе сайты, где эта функция является вспомогательной к основной деятельности.

  3. Законопроект возлагает на социальные сети несвойственные им функции

    В частности, срок, установленный в законопроекте на ограничение или удаление информации, составляет 1 сутки. Учитывая, что заявления от пользователей должны будут приниматься круглосуточно, данного срока явно недостаточно для объективной оценки соответствия информации законодательству и проверки ее достоверности. Возникает риск автоматической блокировки «владельцами публичной сети» любой информации, относительно которой было получено заявление, что влечет за собой возможность удаления достоверного и легального контента и, соответственно, нарушает конституционные права на свободу слова, на поиск и получение информации.

    Кроме того, обработка заявлений пользователей и ведение реестра заявлений потребуют дополнительных расходов со стороны «владельцев публичных сетей», что авторами законопроекта никак не учитывается.

    Также законопроектом «владельцев публичной сети» обязывают создать на территории Российской Федерации представительство «владельца публичной сети». При буквальном толковании данной обязанности получается, что российское юридическое лицо также обязано создать представительство на территории Российской Федерации. Кроме того, формально «владельцем социальной сети» может являться, например, физическое лицо, которое никакого представительства создать не может.

  4. Законопроект ухудшает положение пользователей в части защиты персональных данных

    Законопроектом не определено каким образом «владельцам публичных сетей» не допускать распространение определенной законопроектом информации, не ясен и механизм по удалению копий такой информации. Данное требование законопроекта может означать необходимость премодерации (контент-анализа) всех пользовательских сообщений, вероятно с привлечением штата модераторов.

    В соответствии с международной практикой защиты персональных данных, так называемого «принципа минимизации сбора персональных данных», такие действия как принудительная идентификация пользователей, сбор данных о пользователях сторонними счетчиками могут нарушать Европейский регламент по защите персональных данных, что, учитывая астрономические размеры штрафов (20 млн евро или 4% мирового оборота компании) будет означать невозможность исполнения данных требований международными компаниями. Вызывает вопрос и целесообразность передачи идентификационных данных россиян иностранным организациям.

В связи с изложенным РАЭК не поддерживает принятие данного законопроекта.