Официальная позиция ЭКС при РАЭК по законопроекту об ограничении ОТТ

Дата публикации: 15 Августа 2016

Официальная позиция ЭКС при РАЭК по законопроекту об ограничении ОТТ

Суть законопроекта

Медиа-Коммуникационный Союз (организация, объединяющая крупнейших вещателей и операторов связи России) подготовил очередную версию проект закона, вводящий ограничения на деятельность ОТТ-провайдеров и работу ОТТ-сервисов (термин "OTT = Over The Top" описывает деятельность т.н. ОТТ-провайдеров по обеспечению обмена информацией или доступа к контенту поверх сети Интернет).

Законопроект налагает на сервисы обязательства по идентификации пользователей, вводит лицензирование для видеосервисов, ограничения на иностранное владение для компаний и ряд других антиконкурентных мер. 

О подготовленном тексте законопроекта и его основных особенностях и акцентах стало известно во второй декаде августа 2016 года из СМИ: http://kommersant.ru/doc/3060071

Суть вопроса 

Медиа-Коммуникационный Союз (организация, объединяющая крупнейших вещателей и операторов связи) подготовила проект закона, вводящий ограничения на деятельность ОТТ-сервисов (Over the top, деятельность ОТТ-провайдеров по обеспечению обмена информацией или доступа к контенту поверх сети Интернет).

Законопроект налагает на сервисы обязательства по идентификации пользователей, вводит лицензирование для видеосервисов, ограничения на иностранное владение для компаний и ряд других антиконкурентных мер.

Отраслевая оценка законодательной инициативы (акценты, выявленные ЭКС при РАЭК):

В Государственную Думу внесён Законопроект № 37671-7 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части регулирования деятельности аудиовизуальных сервисов в сети „Интернет“)».

  1. Разработчики законопроекта не принимают во внимание современные тенденции развития производства контента

    В связи с тем, что в настоящее время технические возможности оборудования и программных средств позволяют пользователям создавать любительский высококачественный контент, который в ряде случаев по качеству и количеству просмотров превосходит многие виды продукции, выпущенной профессиональными студиями, а Интернет обеспечивает возможность доступа к этому контенту широкой аудитории, наблюдается тенденция завоевания любительским контентом существенной доли глобального рынка контента.

    Предлагаемые формулировки законопроекта существенно ограничивают возможности развития творческого потенциала всех без исключения граждан Российской Федерации. Фактически формулировки законопроекта обеспечивают дальнейшее процветание монополии вещателей, в том числе через уменьшение возможностей развития творческого потенциала российских граждан и ограничения аудитории, которой может быть доступен контент, созданный пользователями.

    Исходя из формулировок законопроекта, остается неясным определение «онлайн-кинотеатра». Так социальные сети и практически все видеохостинги размещают как пользовательский, так и профессиональный контент, и разделить эти составляющие не представляется возможным. При этом существуют видеохостинги, размещающие контент профессионального уровня, но созданный пользователями; с другой стороны интернет-компании, где размещается в основном пользовательский контент, как российские заключают договора на распространение контента профессионального (у того же Youtube заключены договора с более чем 3 тысячами студий и правообладателей). Таким образом, непонятно, по каким принципам будут разделяться данные компании.

    Показательно наличие в законе такого критерия для организатора аудиовизуального сервиса, как показ рекламы, направленной на Россиян. То есть разработчики закона просто незнакомы с таким явлением, как программатик реклама, и что интернет-реклама, направленная на российских пользователей, может показываться на любом сайте в мире.

    Значительная доля видео-контента распространяется в сетях операторов связи с использованием кэширующих серверов или CDN-операторов, которые, таким образом, подпадают под действие законопроекта. В случае его принятия контент иностранных сервисов будет размещен за границей, а не на кэширующих серверах, размещенных на территории России. Это значит, что путь контента до абонентского устройства будет длиннее, а, следовательно, приведет к деградации скорости скачивания контента. Также это создаст нагрузку на стыках соединения российских и зарубежных операторов. Зеркальные проблемы это вызовет и для российских распространителей контента, ориентированных на зарубежную аудиторию.

  2. По оценке экспертов РАЭК, в законопроекте содержится достаточно сильная коррупционная-монопольная составляющая

    Вызывает озабоченность процедура разработки законопроекта рабочей группой, не имеющей официального статуса, состоящей из представителей ряда компаний (то есть органа, не обладающего законодательной инициативой); без привлечения к обсуждению участников рынка или представителей рабочих групп Экспертного совета при правительстве РФ.

    Исходя из текста законопроекта под его действие попадают сервисы транснациональных компаний, таких как Apple и Google. Экспертам РАЭК представляется, что попытки заставить транснациональные компании оставить только 20% участия в капитале приведут к тому, что большинство из них свернет свою деятельность в России и перенесет размещенные сегодня на территории Российской Федерации серверы для предоставления российским пользователям сервисов на территории Российской Федерации, за ее пределы.

    Для российских интернет-компаний с иностранными инвесторами принятие данного проекта может привести к значительному снижению капитализации и принуждению к продаже крупным игрокам. Повредит он и российским производителям контента, пытающимся выйти на международные рынки, так как ограничит возможности для инвестиций и совместных проектов с иностранными дистрибьюторами контента.

    Значительные коррупционные возможности содержаться и в принципе внесения сервисов, подпадающих под регулирование, в специальный реестр. Критерии «ориентированности на пользователей в РФ», показа рекламы на русском языке, посещаемости не имеют под собой внятного объяснения или оценки регулирующего воздействия. Критерий же показа рекламы может привести к перераспределению долей и падению рынка видеорекламы — одного из наиболее динамично развивающихся сегментов рекламного рынка.

    При этом в случае неисполнения положений закона авторы предполагают наказания вплоть до блокировок ресурсов. Эксперты РАЭК не видят, с чем может быть связано такое ограничение на предпринимательскую деятельность и на чем основывается возможность блокировки информации, распространение которой не запрещено на территории РФ. Напоминаем, что, согласно Конституции Российской Федерации, цензура в нашей стране запрещена.

  3. В обновленной версии законопроекта содержится явный перекос в отношении ответственности поисковых систем и отсутствует понимание правового статуса «поисковков»

    Авторы законопроекта предлагают исключать из-под действия информационные системы, осуществляющие по запросу пользователя поиск в сети «Интернет» при условии невозможности просмотра аудиовизуальной продукции непосредственно на страницах информационной системы, осуществляющей поиск или при условии того, что ссылки в выдаче будут вести только на аудиовизуальные сервисы, содержащиеся в реестре. Весьма странным выглядят пункт об ответственности поисковых сервисов в свете того, что до 90% видео в поиске — это ссылки на видеохостинги с пользовательским видео.

    Таким образом создается курьезная ситуация, когда действие законопроекта будет не будет распространяться на видеохостинг, но будет распространяться на поисковый сервис, которые эти видео проиндексировал. Таким образом поисковые сервисы побуждаются к отказу от естественной выдачи по видео, что повредит правам пользователей в том числе на реализацию их творческого потенциала. Премодерация же, учитывая объемы видео в интернете (на Youtube загружается более 400 часов контента каждую минуту).

    Возможность или отсутствие предпросмотра на поисковике никак не может влиять на его относимость к организаторам аудиовизуальных сервисов. Любой поисковый сервис обрабатывает огромное количество видеоматериалов в автоматическом режиме без возможности модерации согласно требованиям статьи.

    Более того, согласно судебной практике в России поисковый сервис не распространяет информацию, а предоставляет пользователям услуги поиска данных, размещенных в интернете. Кроме того, суды подтвердили, что поисковая система не является информационным посредником и не может повлиять на доступность веб-документов в сети.

    Эту позицию поддерживает и Роскомнадзор, выпустивший специальное разъяснение об ответственности поисковых систем.

    в законе все равно остается достаточно пунктов, которые фактически потребуют премодерации от видеохостингов или поисковых сервисов, что, как уже показала практика с новостными агрегаторами, вряд ли возможно.

  4. Дублирование существующих законодательных норм

    С одной стороны требования по недопустимости «использования информационных систем и (или) программ для электронных вычислительных машин, включая сайты или страницы сайта в сети „Интернет“ в целях совершения уголовно наказуемых деяний; для разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну; для распространения материалов, содержащих публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающих терроризм; других экстремистских материалов, а также материалов, пропагандирующих порнографию» содержатся в 149-ФЗ и касаются всех информационных ресурсов в сети Интернет. Нет разумных оснований выделять из них категорию «аудиовизуальные сервисы». Аналогичные претензии можно высказать и к ряду требований по модерированию и удалению противоправного контента в отношении видео-сервисов, которые уже (как и любые другие сайты) исполняют положения 139-ФЗ и других положений федерального законодательства. С другой стороны, требование присваивать возрастную классификацию, согласно тексту законопроекта, распространяется и пользовательский контент, и на поисковые сервисы, то есть является фактически требованием о премодерации контента

    Требования по удалению недостоверной информации приводит к фактическому перекладыванию функции государственных и судебных органов на аудиовизуальные сервисы, поскольку они сами должны определить, является ли данная информация о заявителе достоверной, содержит ли определенное событие признаки уголовно наказуемых деяний и т.д Странным является требование удалять информацию, содержащую сведения о частной жизни гражданина, как в адрес видеохостингов, размещающих пользовательский контент (при том что по словам авторов данные сайты не подпадают под действие закона), так и в адрес распространителей профессионального художественного контента, очевидно не содержащего сведений о частной жизни.

  5. Проект закона противоречит правилам сетевой нейтральности,
    принятым (http://fas.gov.ru/documents/documentdetails.html?id=14145) ФАС России и создает новые барьеры для инноваций на рынке услуг и приложений, предоставляя антиконкурентные преимущества для ряда игроков рынка.

Позиция ЭКС при РАЭК в отношении данной   законодательной инициативы

Эксперты РАЭК считают, что на данном этапе развития контентных (ТВ, видео, аудио) сервисов в сети Интернет их дополнительное регулирование нецелесообразно и избыточно. На такие сервисы распространяется действующее законодательство (Например, Федеральный закон “Об информации..”, Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» и пр.). При этом предлагаемые меры и объекты регулирования не соответствуют публичным заявлениям авторов законопроекта.

Учитывая специфику деятельности контентные сервисы в сети Интернет являются подвидом уже существующего в законодательстве понятие «Организатор распространения информации» (Федеральный закон «Об информации…»). По оценке экспертов, введение избыточного или некорректного регулирования в данной области, ведущее к ограничению конкуренции, влечет за собой существенное снижение экономической эффективности и инвестиционной привлекательности ОТТ сервисов.

Введение избыточного регулирования и формализация работы аудиовизуальных ОТТ-сервисов лишь усугубит их положение в конкуренции с ресурсами, нарушающими авторские и смежные права (пиратскими сайтами). С другой стороны распространение требований законопроекта на ресурсы, содержащие пользовательский контент, и поисковые сервисы приведет к кардинальному росту затрат и/или изменению механизмов их работы, а также возможному отказу от работы на российском рынке.

Таким образом, Экспертно-Консультативный Совет при РАЭК выступает против данного законопроекта.

Предложения и рекомендуемые дальнейшие шаги

Экспертно-Консультативный совет при РАЭК выражает сожаление, что обсуждение данного законопроекта на независимой площадке с участниками отрасли не прошло до внесения законопроекта в Государственную Думу. Сообщения о якобы проводившихся подобных публичных обсуждениях с участниками отрасли не соответствуют действительности.

в связи с внесением законопроекта № 37671-7 в Государственную Думу Российской Федерации, нам видится целесообразным перенести диалог на площадку профильного комитета ГД РФ и экспертного совета при Комитете по информационной политике, информационным технологиям и связи с привлечением всех заинтересованных сторон.

Официальная позиция была изначально представлена 15 августа 2016 года, обновлена 26 октября 2016 года, и впоследствии модифицирована до данного текста.