Официальная позиция РАЭК по Стратегии развития Информационного общества в Российской Федерации 2017-2030 годы

Дата публикации: 13 Мая 2017

Официальная позиция  РАЭК   по Стратегии развития Информационного общества в Российской Федерации  2017-2030 годы

Суть вопроса

10 мая 2017 года Президент РФ Владимир Путин подписал указ, утверждающий «Стратегию развития информационного общества в РФ на 2017–2030 годы».

Документ, опубликованный на портале правовой информации, отменяет предыдущую стратегию, действовавшую с 2008 года.

Отраслевая оценка:

Эксперты РАЭК проанализировали утвержденный текст «Стратегии развития информационного общества в РФ на 2017–2030 годы» (далее “Стратегия 2030”).

Следует отметить, что в РАЭК накоплен значительный опыт по направлению консультаций, аудита и реализации собственных проектов в области исследовательских и стратегических разработок в ИТ-сфере и смежных отраслях:

По итогам анализа утверждённого текста “Стратегии 2030”, эксперты РАЭК отмечают значительные улучшения текущей редакции, по сравнению с проектом от 2016 года, обсуждавшимся ранее в экспертном сообществе.  

Особо необходимо отметить:

  • Преемственность, комплиментарность и непротиворечивость Стратегии по отношению к международным принципам построения информационного общества, определенным Окинавской хартией и другими международными документами;
  • Направленность Стратегии на защиту прав граждан, доступ к знаниям и услугам.

В Стратегии вводятся новые для практиковавшихся ранее официальных документов понятия Интернета вещей, Больших данных и других составляющих Цифровой экономики, как деятельности, ключевым фактором в которой является использование результатов обработки данных, которые позволяют повысить эффективность различных видов производства, продажи товаров, предоставления услуг.

Важной целью Стратегии является создание национальных технологических платформ в частности в области образования, медицины, электронного правительства, электронных библиотек.

Отдельное внимание уделяется вопросам кибербезопасности, как с точки зрения инфраструктуры, в том числе продвижения российских стандартов защиты, так и безопасности граждан, персональных данных.

Вместе с тем, в “Стратегии 2030” справедливо отмечается, что развитие Цифровой экономики приведет к возникновению новых вызовов, в связи с трансформацией сферы услуг, принципов занятости, экономики частных и государственных предприятий, публичных субъектов, домохозяйств, что, в частности, потребует изменений в модели гарантий государства. Так во всем мире поднимаются вопросы борьбы с дискриминацией, основанной на применении алгоритмических решений; массовое исчезновение многих традиционных профессий; неравенство в доступе к цифровым технологиям и последствия, к которым это может привести в новой цифровой экономике.

При этом мы отмечаем, что “Стратегия 2030” исходит из консервативного сценария развития экономики и общества, и в связи с этим направлена скорее на закрепление и развитие существующего состояния и не учитывает большую вероятность радикальных изменений, вызванных развитием информационных технологий:

  1. С одной стороны в документе справедливо указывается, что усилия многих государств направлены на приоритетное развитие национальной информационной инфраструктуры в ущерб формированию и распространению знаний, что не в полной мере соответствует целям, продекларированным на Всемирной встрече на высшем уровне по вопросам информационного общества, проходившей в Женеве в 2003 году.
    Однако, с другой стороны, это же направление является очевидно приоритетным и для “Стратегии 2030”.
  2. Эксперты отмечают, что целью проекта является не столько опережающее развитие Российской Федерации, сколько стремление к 2030 году поднять уровень цифровизации экономики страны на текущий уровень ряда развитых стран.
  3. При этом многие эксперты отметили, что в конструкции Стратегии недооценивается трансграничный характер Цифровой экономики и взаимопроникновение информационного общества различных стран.

Наряду с критическими замечаниями, представленными выше, эксперты РАЭК подчеркивают тот факт, что текст “Стратегии 2030” подвергся значительным улучшениям, по сравнению с предыдущими проектами, и выражают надежду, что ее принятие позволит стимулировать развитие Цифровой Экономики России.