Презумпция виновности для интернет-отрасли

Презумпция виновности для интернет-отрасли

5 Апреля 2012

Проект изменений в 4 часть гражданского кодекса не содержит в себе особой опасности для «информационных посредников». Но некоторые неоднозначные формулировки могут попортить кровь представителям интернет-бизнеса

Внесенные на рассмотрение в Госдуму поправки к Гражданскому кодексу, а особенно к 4 части, привлекли внимание интернет-общественности еще до публикации проекта. Часть поправок, касающаяся охраны результатов интеллектуальной деятельности в Интернете, была воспринята довольно резко: Россия вновь пошла своим путем вопреки успешному опыту передовых стран мира.

Напомним, президент России Дмитрий Медведев внес поправки в ГК на рассмотрение в Госдуму в понедельник, 2 апреля. В этот же день министр юстиции Александр Коновалов, руководящий рабочей группой по доработке изменений в ГК, сообщил журналистам, что новая статья кодекса предусматривает ответственность «информационных посредников» за нарушение интеллектуальных прав в Интернете.

«Ее [статьи] содержание состоит в том, что информационные посредники, осуществляющие передачу материалов в сети Интернет или предоставляющие третьим лицам возможность размещения материалов в сети Интернет, несут ответственность за нарушения интеллектуальных прав на общих основаниях при наличии вины», — цитирует Коновалова РИА «Новости».

Под «информационными посредниками» в данном случае понимаются интернет-провайдеры — на них и будет ложиться ответственность за нарушение авторских прав с 1 сентября этого года, когда законопроект, если он будет принят, вступит в силу.

Данная новость обрадовала далеко не всех, ведь до настоящего времени российское законодательство не давало четкого ответа на вопрос, кто именно должен отвечать за нелегальное распространение контента в Сети. За годы обсуждения данного вопроса предлагались разные варианты — вину пытались возложить то на владельцев сайтов, то на провайдеров, то на пользователей. Теперь же, кажется, ответственные найдены — ими все-таки станут интернет-провайдеры.

Однако все не так однозначно, считают эксперты. Поводов для паники у представителей интернет-бизнеса, в общем-то, нет. Но и радости проект изменений в 4 часть ГК в нынешнем виде не приносит — хотя бы потому, что в нем не учтены критические замечания представителей отрасли.

Рабочие группы собирались зря

В российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), которая на протяжении последних нескольких лет выступала за принципы разумного регулирования Интернета и за налаживание конструктивного диалога отрасли с государством, BFM.ru сообщили, что очень рассчитывают на пересмотр проекта изменений 4 части ГК ко второму чтению в Госдуме.

Поручение о подготовке поправок в ГК дал президент Дмитрий Медведев еще в мае 2011 года, напоминают в РАЭК. «С тех пор в стенах различных министерств и в рамках профильных мероприятий не стихают жаркие дебаты вокруг новелл 4 Части ГК, в которые необходимо внести изменения», говорится в официальном комментарии ассоциации.

Для выполнения поручения президента были созданы рабочие группы, в которые вошли практически все заинтересованные в вопросе стороны — ассоциации правообладателей, СМИ, представители интернет-бизнеса, Минкультуры, Минобрнауки и правовых комитетов, а также члены РАЭК и эксперты в области интеллектуальной собственности.

Как сообщили в РАЭК, результатом усилий рабочих групп стал ряд принципиальных договоренностей по необходимым дополнениям и изменениям в статьях кодекса. Однако внесенный в Госдуму проект не отражает результатов деятельности рабочих групп, констатирует ассоциация.

«Мы предполагаем, что ситуация с четвертой частью ГК — это скорее результат стремления снизить процедурные издержки и ускорить внесение гражданского кодекса в целом, чем стремление оставить часть, касающуюся Интернета, в стороне от общего русла изменений, — сообщила BFM.ru координатор Комиссии по правовым вопросам РАЭК Ирина Левова. — Хотелось бы верить, что огромная работа, проведенная рабочими группами, не пройдет даром».

По словам Левовой, изменения в существующем ГК необходимы, но проект поправок в нынешнем виде далек от идеала. «С нашей точки зрения, некоторые пункты проекта несколько некорректно сформулированы. Например, в статье 1250 говорится о том, что отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим интеллектуальные права. Трактовать это можно неоднозначно — тут непонятно, а кто нарушитель? То есть это некая презумпция виновности всей интернет-отрасли», — считает она.

Никто не отрицает, что в законе есть подвижки, например, статья 1253, по словам Ирины Левовой, — это первый шаг к некоему аналогу DMCA (Digital Millennium Copyright Act, закон об авторском праве в цифровую эпоху). «Но тут мы бы предложили ряд дополнений. Например, нам кажется, что при уведомлении информационных посредников о нарушении авторских прав нужно точно указывать место размещения спорного материала, что существенно ускорит его удаление», — привела пример Ирина Левова.

По ее словам, согласованные рабочими группами проекты поправок предлагали законодательно закрепить понятие свободной лицензии и отменить ссылки на устаревшие статьи, содержали еще целый ряд позитивных моментов.

«Мы считаем, что предложенные изменения являются необходимыми, если мы не хотим, чтобы наши интернет-компании ушли в офшоры, чтобы развитие интернет-отрасли продолжалось такими же темпами, как сейчас. С этим согласно большинство участников рабочей группы. Сейчас даже значительная часть правообладателей поддерживает необходимость редакции гражданского кодекса, учитывая развитие Интернета в нашей стране», — заявила она.

Другие спорные моменты

Помимо названного, спорным является и определение стороны, ответственной за нарушение авторских прав, указывают юристы. Ну а наступление ответственности, в свою очередь, обуславливается рядом столь же спорных пунктов.

В статье 1253.1 говорится, что ответственность за нарушение интеллектуальных прав в Интернете «на общих основаниях, предусмотренных настоящим Кодексом, при наличии вины с учетом особенностей, установленных в пунктах 2 и 3 настоящей статьи… несет лицо, осуществляющее передачу материала в сети «Интернет» или предоставляющее возможность размещения материала в этой сети, информационный посредник (интернет-провайдер)». Однако данное определение, если разбирать его по частям, может подразумевать кого угодно — от владельцев сайтов и интернет-провайдеров, до пользователей.

В свою очередь, пункт 2 данной статьи гласит, что информационный посредник, осуществляющий передачу материала в Интернете, не несет ответственности, если он «не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицом, инициировавшим передачу материала, содержащего такой результат или средство индивидуализации, является неправомерным».

«Я разделяю те положения, которые присутствуют в статье 1253.1 проекта изменений. В зависимости от каждого конкретного случая будет даваться объективная оценка степени вины каждой стороны за совершенное нарушение. Однако обращаю внимание, что текст текстом, а необходимо дождаться вступления изменений в силу и последующего правоприменения», — пояснил BFM.ru заместитель генерального директора Group-IB по правовым вопросам Сергей Грудинов.

По мнению Грудинова, данные изменения в законодательстве не несут угрозы для свободы интернет-бизнеса или возможность давления на интернет-провайдеров. «Главное, чтобы провайдер своевременно принимал необходимые и достаточные меры по устранению последствий нарушения интеллектуальных прав и в обязательном порядке ввел предупредительные меры в отношении третьих лиц. Например, предупреждал каждого нового абонента о том, какие действия противоречат закону и что за это может грозить», — уточнил эксперт.

Удалить — не значит восстановить нарушенные права

Представители интернет-бизнеса не раз указывали, что действенные схемы взаимодействия с правообладателями уже давно существуют в цивилизованном мире и прекрасно работают в России. Речь идет, в частности, о сложившейся практике удаления незаконно размещенного контента из Сети по запросу правообладателя.

«Да, действительно, администрациями отдельных сайтов предусмотрена процедура урегулирования споров с правообладателями в случае получения претензий по поводу авторских прав на контент, однако удаление контента не восстанавливает нарушенные права и не предотвращает нарушения исключительных прав в будущем», — отмечает заместитель директора юридической компании «Яковлев и партнеры» Ирина Рождественская.

Дискуссии на тему необходимости законодательного регулирования, которое будет направлено на достижение баланса прав и интересов правообладателей, пользователей, а также других участников, предоставляющих доступ к объектам интеллектуальной деятельности в Интернете, идут давно. Поэтому ничего удивительного нет в том, что подобный проект появился, считает Рождественская.

При этом она отмечает, что законодательное закрепление некоторой ответственности провайдеров, может быть вполне оправданным. «Тем самым через механизм ответственности можно добиться от провайдеров определенного контроля и, возможно, с помощью провайдера привлечь к ответственности за правонарушения непосредственных правонарушителей — пользователей. Например, технически провайдер может внедрить технологию, которая позволила бы предотвращать неправомерный обмен файлами между пользователями, блокировать распространение контрафактных файлов в локальных сетях», — предположила Рождественская.

В любом случае, пока не ясно, станет ли обновленный закон помехой или эффективным инструментом для интернет-бизнеса и правообладателей, будет ли с его помощью найден баланс интересов. Юристы склонны доверять не букве закона, а правоприменительной практике.

Источник: http://www.bfm.ru/articles/2012/04/04/prezumpcija-vinovnosti-dlja-internet-otrasli.html

Поделиться новостью: