Заключение Российской Ассоциации электронных коммуникаций по ACTA

Заключение Российской Ассоциации электронных коммуникаций по ACTA

17 Апреля 2012

В международном торговом соглашении ACTA (The Anti-Counterfeiting Trade Agreement), заключаемом на уровне правительств стран, основными целями заявлены эффективная реализация прав на интеллектуальную собственность, противодействие быстрому росту объемов контрафактной и пиратской продукции, а также сервисов, распространяющих данные с нарушением прав, и обеспечение баланса прав и интересов правообладателей, поставщиков услуг и пользователей. Российская Ассоциация электронных коммуникаций полностью поддерживает данные намерения и со своей стороны предпринимает усилия по их достижению. Однако задачи и механизмы, предлагаемые разработчиками Соглашения, вызывают сомнения в их целесообразности и адекватности поставленным целям и, что еще более важно, могут негативно сказаться на инновационном развитии интернет-экономики в мире и в нашей стране.

Так, Соглашением предлагается единый инструмент борьбы с контрафактной продукцией, не учитывающий специфику различных видов результатов интеллектуальной деятельности — кинофильмов, музыки, фонограмм, книжной продукции, художественных произведений и других. Полагаем, что это может вызвать неоднозначность и разночтения в правоприменении, что приведет к противоречиям в судебной практике.

Следует отметить, что терминология Соглашения, на которой базируются предположительные механизмы борьбы с контрафактной продукцией, недостаточно точно определена и детализирована, что также может привести к злоупотреблениям, неоправданному давлению на третьих лиц и ущемлению их прав. Неясно, каким образом предполагается «уничтожать товары, в отношении которых будет установлено, что они нарушают интеллектуальное право», в случае если этими товарами являются, например, файлы на компьютерном устройстве пользователя.

Процедуры по определению нарушения права на интеллектуальную собственность в Соглашении предоставлены на усмотрение каждой стороны, что является коррупциогенным фактором и открывает широкое поле для злоупотреблений.

Сомнения вызывают также требования, касающиеся раскрытия персональных данных граждан, и возможность их непротиворечивого выполнения в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации о персональных данных. Соглашением предусматривается увеличение роли таможни в процессе обнаружения контрафактной продукции — в отношении цифрового контента это означает беспрепятственный доступ сотрудников таможни к личной информации граждан, что не может быть допустимой законодательной нормой. Кроме того, на данный момент сомнительно, что все сотрудники таможенных органов компетентны в этой области.

Процедуры взаимодействия правообладателей, компетентных органов, информационных посредников и пользователей, предусмотренные Соглашением, ставят в невыгодное положение мелких и средних игроков рынка, которым вменяется в обязательство обременительная обработка запросов разных сторон. Кроме того, дополнительные обязательства государственных органов по уведомлению правообладателей о движении предполагаемых контрафактных товаров и партий товаров усилит давление на бюджет и налогоплательщиков, что, учитывая частно-правовую природу взаимоотношений правообладателей и пользователей результатов интеллектуальной деятельности, вызывает недоумение.

Помимо прочего, Соглашение принуждает поддерживать и развивать практику уголовного преследования за преступления в сфере интеллектуальной собственности, включая действия в обход «эффективных технологических средств», что несоизмеримо с тяжестью такого рода деяний.

Также необходимо подчеркнуть, что данные об объемах правонарушений в сфере интеллектуальной собственности, а также методики подсчета предполагаемых убытков от таких правонарушений, в том числе изложенные в Соглашении, сильно разнятся, не носят официальный характер и должны быть подвергнуты тщательной проверке, прежде чем можно было бы говорить об их однозначности и валидности.

Отдельного внимания заслуживает тот факт, что статус Соглашения, представляющего собой договор исключительно между органами исполнительной власти, представляется сомнительным, поскольку, во-первых, выводит его из под надлежащего контроля со стороны законодательной власти, во-вторых, обязывает органы исполнительной власти к действиям, которые противоречат действующему законодательству, и, в-третьих, возлагает на эти органы принятие решений, которые может принимать только органы власти судебной.

В целом можно утверждать, что Соглашение ACTA не гарантирует справедливого баланса интересов между правами на интеллектуальную собственность, свободой ведения бизнеса, правом на неприкосновенность персональных данных и свободой распространения информации. Его ратификация приведет к ущемлению прав на свободу распространения информации, справедливую конкуренцию и неприкосновенность персональных данных.

Публикации по теме:

9 апреля 2012
Законопроект № 47538-6 о внесении изменений в ГК РФ нуждается в доработке

12 декабря 2011
Аналитика от РАЭК SOPA & Protect-IP Act

7 Ноября 2011
Медведев призвал G20 сообща изменять соглашения по авторскому праву

18 октября 2011
Российский Интернет в XXI веке: АВТОРСКОЕ ПРАВО (Манифест)

7 июня 2011
К вопросу о подготовке предложений Российской стороны по совершенствованию международного регулирования охраны результатов творческой деятельности, используемых в сети Интернет

12 июля 2011
РАЭК и Wikimedia: в соответствии с поручением Президента РФ разработана новая версия поправок к IV части ГК РФ

26 апреля 2011
Авторское право продолжают обсуждать

Поделиться новостью: