Волож: Европа, Африка, Антарктида, Луна, Марс нам интересны

Волож: Европа, Африка, Антарктида, Луна, Марс нам интересны

5 Июля 2012

Глава крупнейшей отечественной интернет-компании "Яндекс" Аркадий Волож рассказал в интервью РИА Новости, зачем российскому поисковику индекс глобального веба, как будут выглядеть онлайн-карты будущего и какой интерес у "Яндекса" к Apple. Беседовал Владислав Бирюков.

- Собирается ли Яндекс выходить на новые зарубежные рынки?

- У нас сейчас проходит эксперимент в Турции. Пока мы не докажем, что это работающая модель, мы про остальное даже думать не будем. Это первый полигон.

- Если по итогам года работы в Турции вы поймете, что все идет не так как задумано, вы оттуда уйдете?

- Тогда мы будем думать, что делать. Сядем и будем обсуждать: продолжать в том же духе, остановиться или начать что-нибудь в другом месте. Если не получится в Турции, то мы, конечно, можем попробовать где-то еще, может Турция это такая особая нерепрезентативная страна.

- Какие рынки для вас интересны?

- Любая страна, где нет конкуренции в поиске. То есть все, кроме США, Китая, Кореи, Японии. Это рынки с серьезной конкуренцией и, мне кажется, туда идти бессмысленно. А все остальное - Европа, Латинская Америка, Африка, Антарктида, Луна, Марс - потенциально интересно.

- Яндекс в последнее время активно развивает сторонние сервисы. Это желание создать экосистему вокруг главного продукта - поиска - или все же желание найти дополнительные источники дохода помимо основного?

- И то и то. Пока единственный серьезный источник дохода для нас- это поиск. При этом мы все время экспериментируем и пытаемся искать альтернативы. Часто это еще один сервис, чтобы предложить людям полный комплект услуг вокруг поиска. Иногда мы пытаемся нащупать какие-то новые бизнес-модели.

- Выступая недавно в РИА Новости, председатель правления агентства IMHO VI Арсен Ревазов сказал, что идея персонализации поиска провалилась. Вы согласны?

- Я так не считаю. Персонализация - это ведь не то, что пользователи настраивают сами. Это когда поисковая машина видит, кто у нее спрашивает и соответствующим образом модифицирует ответ, чтобы дать тот самый ответ, который подходит конкретному пользователю

- Но, как правило, поисковая выдача для всех одинакова...

- Персонализация и не должна влиять на все. Очень большое количество запросов должны одинаково выглядеть для любого пользователя. Ну, например, зачем показывать разные результаты разным людям на запрос "кто президент Франции"? Но скажем "доставка цветов" должна быть по-разному показана в Минске, в Киеве, в Новосибирске и в Стамбуле.

Есть подстройка другого типа. Запрос "Венера" может быть и про планету, и про статую, и про магазин. Раньше мы старались дать сразу все возможные виды ответов и из разных источников.

Сейчас пытаемся понять по поведению человека, что его больше интересует. Если мы видим, что в течение поисковой сессии пользователь ищет энциклопедические данные, и, похоже, пишет какую-то академическую работу, то бессмысленно ему подсовывать магазины, это не то, что он ищет. Мы хотим найти ему правильный ответ.

- Вы практикуете персонализацию на уровне сессии или с более широким горизонтом?

- В основном на уровне сессии, хотя есть исключения. Если вы входите в "Яндекс" под своим логином, то мы, конечно, знаем о вас больше. Если приходите с отключенными записями cookies или ставите птичку в настройках "не отслеживать" на Яндексе, то вообще ничего не знаем.

Есть еще одна область персонализации, когда вы логинитесь на Яндексе с помощью аккаунта Facebook, например. Тогда вы нам отдаете свой круг друзей, социальный профиль и мы можем иногда что-то подсказать. Например, вы ищете гостиницу, какой-то человек ее тоже искал. Эта ссылка означает - спроси у него.

Это то, с чем мы экспериментируем. Вводить такие вещи надо очень осторожно. Тут можно дойти до крайности и системой станет неприятно пользоваться, если она будет слишком "липкая". Но бывают случаи, когда удивляешься, как хорошо она все угадала.

- Вы недавно объявили о расширении глобального поискового индекса до масштаба Google и Bing и заявили, что мировой поиск "Яндекса" могут лицензировать другие компании. А кто они, эти компании?

- Есть ощущение, что мир идет от модели открытого интернета, когда вы могли с любого устройства попасть на любой сайт, к более платформообразной модели и более замкнутым экосистемам. Пользователи смартфонов больше работают с отдельными узкозаточенными приложениями, чем с браузером. Создатели браузеров сейчас тоже пошли по модели предустановки сервисов.

Если дело пойдет в эту сторону, то люди будут выбирать не сервисы, а платформы. И тогда каждая платформа должна озаботиться хорошими сервисами, в том числе поисковыми.

Больших платформ не так много: Google, Microsoft, Apple, Amazon, Facebook... Если они конкурируют между собой и не у всех платформ есть поиск, то, возможно, кто-то из них заинтересуется нашим продуктом. Сами мы строить этот продукт не будем, это не нашего калибра вещь.

- Вы ведете переговоры с Apple?

- Мы не можем комментировать. Мы стараемся говорить со всеми большими игроками рынка. Apple, безусловно, входит в их число. Возможно, у нас есть некоторые технологии, которые им были бы полезны.

- То есть ваш поисковый индекс- это продукт для крупных игроков?

- Совсем необязательно. Есть и стартапы, которым нужен доступ к структуре глобального веба.

- А у стартапа хватит денег на ваш индекс?

- Со стартапа мы можем деньги и не попросить. Зависит от проекта.

- Когда вы отвечаете на вопросы, не хочет ли Яндекс купить Opera, то так загадочно улыбаетесь...

- В этой области сейчас очень много всего происходит, постоянные перестановки. Mozilla то тут, то там, Safari то так, то эдак. Все бурлит. И мы тоже бурлим. Но пока не можем рассказать о чем-то конкретном.

- То есть вы здесь не просто сторонний наблюдатель?

- Мы не можем быть сторонним наблюдателем, когда из-под нас вынимают каналы доступа к нашему пользователю. Конечно, мы шевелимся.

- "Яндекс" недавно стал акционером Facebook, продав ей свою долю в Face.com? Это важно для вас?

-На самом деле это побочная история, мы просто удачно вложили деньги в Face.com. Мы инвестировали около трех миллионов долларов, за два года они выросли в несколько раз. Да, мы получили, наверно, акций Facebook аж на десять миллионов долларов. При том, что вся компания стоит несколько десятков миллиардов. Я не помню точных цифр, мне это даже не очень интересно, финансисты точно знают.

- А вы платите за технологии распознавания лиц, разработанные Face.com?

- Раньше платили, у нас был с ними коммерческий договор. Хотя мы и были акционерами, но Face.com существовала как отдельная компания. Сейчас, насколько я знаю, мы используем собственные технологии.

- Google и Яндекс во многом похожи в глазах пользователя. У Google много "боковых" проектов, своеобразных корпоративных хобби. А что есть у вас?

- Один из примеров - это Яндекс.Такси. Это очень интересно, сервис который меняет представления и улучшает жизнь.

Анонсы здесь делать бессмысленно, такие вещи выскакивают сами по себе. Потом они делаются либо быстро, либо долго. Если долго, мы про них не рассказываем. Если быстро, мы о них еще не знаем.

- Можно прийти к вам с идеей и сказать "А давайте..."?

- Да. Если у вас есть идея потенциально на всю аудиторию, а мы работаем на большую аудиторию , то да, нам это интересно.

- Как будут развиваться Яндекс.Карты?

- Флаг этого года - не просто расширение покрытия, фактически мы боремся за карты, обновляемые почти в реальном времени.

Когда мы пришли в картографическую отрасль, главная проблема была- найти цифровые карты. Со временем это удалось решить. Потом выяснилось, что стандарты картографов с интернетом совсем несовместимы. Для них выпустить релиз раз в полгода - почти нереально. А мы говорим - нам нужно раз в месяц, и на нас смотрят такими круглыми глазами...

Сейчас мы хотим покрыть все - не только большие города - и поддерживать это постоянно в актуальном состоянии, чтобы карты были "живыми". Если открылась дорога, мы хотим это видеть. Если построен дом, мы хотим это видеть. И стандарты, которые мы хотим внедрить, предполагают если не еженедельные, то как минимум ежемесячные изменения.

На нашей картооснове работает много разных сервисов. Прежде всего это поиск. Поиск названий объектов, топонимов и организаций, прежде всего массового обслуживания. В этой области есть большая активность.

Еще одно направление - расширение глобального покрытия. Сейчас мы запустили полную карту Турции, очень подробную. У нас есть контракт с Navteq, и у нас будут карты всего мира. Мы хотим, чтобы пользователи, когда приходят к нам за российскими картами, не уходили, если они планируют поездку в Европу или Америку.

В ближайшее время мы откроем для пользователей Америку. Постепенно, в течение нескольких месяцев у нас будет полное покрытие всего мира детальными картами.

- А какого качества?

- Это карты Navteq, их детализация даже лучше, чем сейчас будет у Apple, которая в основном использует карты TomTom от TeleAtlas. Но одного покрытия недостаточно: нужны спутниковые снимки, объекты на картах, сервисы, над этим много чего нужно строить.

На самом деле с картами ситуация такая же, как с поиском. Это технология, которая доступна не такому большому количеству компаний. Глобальные игроки в картах - это те же Google и Microsoft, ну и еще компании, работающие в сфере навигации.

Вот Apple только что вышла на этот рынок. Кстати, то, что они показали в iOS 6 (предварительной версии новой платформы iPhone и iPad - ред.), там продукта для России пока нет. Если они отказываются от карт Google, для нас появляется хорошая ниша.

- А на офлайновые зарубежные карты, которые можно скачать на смартфон и не платить в другой стране за роуминг, можно надеяться? Мне, например, очень пригодилась недавно ваша офлайновая карта Крыма.

- Да, надеяться можно. Вообще, это зависит от условий лицензионного соглашения. Мы сами производим карты, мы уже почти два года как лицензированная картографическая организация и с этим продуктом можем делать, что хотим. А на каждую карту, которую мы покупаем, есть свои условия. Иногда офлайновый продукт сделать можно, иногда нельзя.

- Сами вы производите только российские карты?

- Да, нам бы пока покрыть полностью свою территорию - Россию и СНГ. По аудитории карт мы точно самые большие, я думаю, что по объемам производства мы одна из самых больших картографических компаний в стране.

- Бизнес традиционных игроков навигационной отрасли сейчас сокращается под давлением Яндекса и Google?

В какой-то степени, наверное, да. Сейчас офлайновая навигация достаточна, только чтобы проложить маршрут, а все остальные сервисы берутся из "облака". Пробки самый простой пример, когда информацию нужно обновлять постоянно.

- Не хотите купить кого-то из российских игроков навигационного рынка?

- У нас уже есть своя маршрутизация, свои карты, недавно запустили собственный навигатор, много чего еще. Надо смотреть, что у них есть такого, что могло бы быть нам интересно.

- Зачем вы подали заявку на регистрацию домена верхнего уровня .yandex?

- Во-первых, чтобы никто другой это не сделал. Во-вторых, мы сейчас не знаем, насколько эти домены будут популярны - посмотрим.

Источник: http://ria.ru/interview/20120705/692366023.html

Поделиться новостью: