Позиция РАЭК по проекту ФЗ Минкультуры в отношении интеллектуальных прав

Позиция РАЭК по проекту ФЗ Минкультуры в отношении интеллектуальных прав

29 Января 2013

Комиссия по правовым вопросам РАЭК рассмотрела проект Федерального Закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях профилактики и пресечения нарушений интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет», разработанный Минкультуры РФ. 

Проект предполагает следующие изменения законодательства: 

  • Закон об информации
    1. Статья 1, часть 2: Расширение сферы действия положений Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации» на отношения, возникающие при правовой охране РИД, в случаях, предусмотренных Федеральным законом «Об информации, информационных технологиях и защите информации».
    2. Статья 15.2: Перечень мер для прекращения нарушения интеллектуальных прав, а также порядок их осуществления провайдерами хостинга и владельцами сайтов в сети «Интернет».
    3. Обязанность провайдеров хостинга и владельцев сайтов предоставлять персональные данные клиентов для осуществления судебного преследования.
    4. Обеспечительные меры в отношении информационных посредников и владельцев сайтов — блокирование доступа
  • КоАП
    1. Расширение предметной области на размещение объектов авторского права без извлечения дохода.
    2. Увеличение административной ответственности информационного посредника вплоть до конфискации и приостановления деятельности. 

Полагаем, что несмотря на то, что настоящий законопроект содержит ряд положений, способных стимулировать развитие интеллектуальной собственности в Интернете, он, тем не менее, не отвечает принципам достаточного и гибкого законодательного регулирования, направленного на поддержку инноваций и обеспечивающего баланс интересов всех участников современного процесса создания и потребления объектов интеллектуальной собственности в Интернете (правообладателей, пользователей и информационных посредников). Кроме этого, проектом не предусматривается ограничение ответственности информационных посредников за контент, размещаемый третьими лицами, что говорит о недостаточном учёте технологических особенностей Интернета. Именно о таком гибком подходе к регулированию авторского права в Интернете говорил Председатель Правительства Российской Федерации Д.А. Медведев в ходе саммита “Группы восьми” в мае 2012 г. 

Вышеобозначенные подходы требуют, в первую очередь, введения принципов ограничения ответственности информационных посредников, регулируемой проектом ст. 1253.1 в IV части ГК РФ. Одновременно разработка комплексного законодательства об авторском праве в Интернете должна соответствовать принципам Долгосрочной государственной стратегии в области интеллектуальной собственности, разрабатываемой по поручению Первого вице-премьера РФ И.И. Шувалова на базе Минобразования. Таким образом, новые законопроекты должны пройти широкое общественное обсуждение и экспертизу в рамках основных принципов стратегии и получить правовые основания для такого регулирования в Гражданском кодексе Российской Федерации. 

Предполагаемое расширение сферы закона затрагивает область, регулируемую Гражданским кодексом РФ, что ведёт к нарушению иерархии корпуса законодательства Российской Федерации и противоречит действующему Гражданскому кодексу Российской Федерации, где в ст. 3 п.2 указано, что «нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему кодексу», а не наоборот. 

Таким образом, правовые основания для рассмотрения такого рода изменений могут появиться только после принятия 4 части Гражданского Кодекса. 

Среди норм, которые вызывают обоснованные сомнения в организационной, юридической целесообразности и сбалансированности и которые не могут быть поддержаны РАЭК, следующие: 

  • Создание возможности использования положений о блокировке ресурсов по сетевым адресам. Это может привести к ограничению доступа граждан к законной информации, в противоречие со статьёй 3, п.1, где закрепляется принцип свободы поиска, получения, передачи и распространения информации любым законным способом. В случае, если процедура блокировки вносится в закон об информации, необходимо однозначно исключить возможность применения ст.15.1 закона в отношении объектов ИС.  
  • Недостаточная детализация процедуры уведомления правообладателем информационного посредника о наличии на его ресурсах незаконно размещаемого контента. Уведомление правообладателя должно содержать точное указание на адрес в сети Интернет, по которому осуществляется доступ к информации, нарушающей авторские права заявителя (URL), и обоснование соответствующего права, а также сведения, необходимые для однозначной идентификации заявителя и связи с ним. По получении уведомления от правообладателя информационный посредник ограничивает доступ к оспариваемому материалу и сообщает об этом разместившему его пользователю. Целесообразно введение процедур, соответствующих международным практикам. 
  • Возможность направления уведомления по сути любым лицом, назвавшим себя "правообладателем", в то время как контр-уведомление может приниматься к рассмотрению только при наличии "подтверждения правомерности размещения информации" также не соответствует международным практикам «уведомления и снятия» нелегального контента. Необходимо введение, с одной стороны, прозрачных процедур контруведомления, позволяющих пользователю отстаивать свои права в случае неправомерного уведомления заявителя, и процедур борьбы с ложными уведомлениями в т.ч. путем введения ответственности за ложные уведомления.  
  • Осуществление блокировки оспариваемого контента вне зависимости от заявления пользователем своих прав в срок до одного месяца. В случае наличия контруведомления со стороны интернет-пользователя спор о легальности контента должен решаться в суде. Ограничение доступа, введенное в связи с подачей обращения о нарушении прав третьего лица, должно быть отменено информационным посредником, если им были получены возражения от пользователя, разместившего оспариваемую информацию, и эти возражения были направлены заявителю, однако по истечении десяти рабочих дней после направления возражений заявителю, по ходатайству заявителя, судом не были приняты обеспечительные меры, запрещающие распространение оспариваемой информации с использованием сети Интернет. 
  • Предлагаемые сроки реагирования информационным посредником на уведомление заявителя и период досудебной блокировки контента. Предлагаемые сроки не соответствуют сложившимся практикам, например, той же процедуре DMCA, по которой уже работают и платформы, и правообладатели. Установление разных процедур и сроков в отношении платформ, работающих и за рубежом и в России, повлечет за собой противоречивость правоприменения;  
  • Излишнее расширение круга субъектов, имеющих право обеспечивать доказательства, несмотря на то, что действующее законодательство ограничивает указанный круг «Основами законодательства РФ О Нотариате» (утв. ВС РФ 11.02.1993 года N 4462-1), Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", АПК РФ и ГПК РФ, что ведет к несоблюдению требования о получении информации из определенных законом средств доказывания с соблюдением порядка собирания, представления и исследования доказательств, и в результате к недопустимости доказательств. 
  • Увеличение пределов административной ответственности для провайдеров хостинга и владельцев сайтов, в том числе приостановление деятельности — считаем чрезмерным введение столь жесткой нормы в отношении третьих лиц, коими являются информационные посредники, в целях обеспечения законности частно-правовых отношений.  
  • Обязательство информационных посредников предоставлять информацию (персональные данные) о клиентах и пользователях — нарушителях прав на интеллектуальную собственность в целях осуществления судебного преследования является избыточным, так как такое обязательство уже закреплено в Федеральном законодательстве и дополнительные обязательства будут противоречить, в том числе, законодательству о персональных данных
  • Возложение на информационных посредников дополнительных обязанностей по копированию и хранению оспариваемой информации и ее представлению правообладателям или правоохранительным органам. Такие обязанности повлекут за собой дополнительную нагрузку и неправомерную ответственность, предполагающую участие информационных посредников в процессе подачи уведомления правообладателем;  
  • Обеспечительные меры в отношении информационных посредников и владельцев сайтов, а именно блокирование доступа. Данные предложения также входят в прямое противоречие с недопустимостью ограничений прав третьих лиц и ограничения информационных потоков. Исходя из международного опыта, можно утверждать, что подобные положения трактуются правоохранителями чрезвычайно широко и причиняют вред легальному бизнесу

Комиссия РАЭК по правовым вопросам предлагает: 

  • С участием интернет-отрасли, после принятия 4 части Гражданского Кодекса в согласованной летом 2012 года редакции, разработать и согласовать проект изменений, связанный с уточнением перечня необходимых и достаточных для прекращения нарушения интеллектуальных прав мер, а также порядок их осуществления — аналог DMCA, с учетом выявленных за время его действия недостатков, как-то — необходимость введения ответственности за ложные запросы. 
  • Определить понятие добросовестного использования, без которого применение подобного закона превращается в массовую цензуру. 
  • Использовать независимые инструменты и государственные базы данных, призванные упорядочивать и подтверждать право на охраняемый объект интеллектуальной собственности.  
  • Развивать механизмы саморегулирования, стимулировать развитие легального рынка интернет-дистрибуции, использовать доступные рыночные механизмы для повышения качества и доступности интернет-сервисов и контента.

Позиция РАЭК по данному проекту направлена официальным письмом в Министерство культуры.

Поделиться новостью: