Такие разные интересы в Интернете

6 Июня 2011

Вопрос урегулирования интернет-пространства и перевод его на правовую платформу - сегодня задача номер один не только для представителей авторско-правового сообщества нашей страны, но и для многочисленной армии интернет-пользователей. Вопрос перестал быть просто актуальным и перешел в статус вопросов государственной важности.

Где заканчиваются права одних и начинаются права других, как обеспечить пользователей качественным контентом и при этом сделать его доступным, не задирая цены на лицензионную продукцию, как регулировать использование авторского контента и соблюдение авторских прав, и каким образом распределить ответственность между пользователем, провайдером и правообладателем... Об этом многократно говорилось на многочисленных отраслевых и профильных мероприятиях, активизировавшихся в условиях принятия нового Гражданского Кодекса, но результатов пока нет.

Подобная дискуссия проходила и в рамках крупнейшего форума РИФ+КИБ на круглом столе, инициированном Министерством связи и массовых коммуникаций, проводимого в рамках дней интеллектуальной собственности. Дискуссия крайне интересная и более чем содержательная, ведь именно в таком формате можно узнать интересы всех сторон, увидеть всю палитру мнений и сделать соответствующие выводы - то, чего так и не могут сделать те, в чьих руках рычаги власти.

Проследим за ходом дискуссии и посмотрим, какие все-таки разные интересы в Интернете.

Игорь Олегович Щёголев, Министр связи и массовых коммуникаций РФ
Ситуация стремительно изменяется. Операторы, чьим доходом была тарификация скорости, сейчас зарабатывают всё меньше, поскольку основную прибыль приносит информация и данные. Требования потребителя таковы, что скорость доставки должна повышаться, а тарифы должны снижаться. Появляются контент-провайдеры, мощные платформы, такие как Apple, которые создают уникальные предложения, объединяющие «железо» и софт, при этом имеющие свои магазины с защищёнными правами. Традиционные модели отмирают, рынок сокращается и перемещается в Интернет.
Очевидно, что фильмы за 50 долларов в Интернет продаваться не будут, но возможно, имеет смысл обратиться к опыту Apple. Как только стало возможным купить фильмы за 2-3 доллара, услугой стали пользоваться, и многие отдают себе отчёт, что это удобнее, чем те же торренты и онлайн-просмотр.
Многие злоупотребляли не по тому, что все - убеждённые пираты, а потому что эта технология была лучше и комфортнее, а легальные контент-провайдеры просили те деньги, которые для большинства были не по карману. Сейчас мы то же самое наблюдаем в мировом масштабе. Те страны, в которых сосредоточены основные правообладатели, которые хотят сохранить за собой квазимонополию, настаивают на традиционных моделях. А молодые активно развивающиеся страны демонстрируют такой подход, который гласит: вы уже развились, мы догоняем и не хотим платить такие же деньги, как в странах с высокой заработной платой. Таковы тренды сегодняшнего дня.

Сергей Плуготаренко, директор Российской ассоциации электронных коммуникаций
Мы работаем в интересах отрасли и стараемся поддерживать тенденции, основанные на опыте основных игроков. Для этого у нас создана комиссия, которая работает в части совершенства законодательства. Относительно проекта 4 части ГК, есть достаточно серьёзный прорыв: введено понятие неответственности контент-провайдеров, для которых уже предложено понятие «инфопосредник», появился задел под российский аналог Creative Commons . Важно, что ведётся конструктивный диалог.

Михаил Георгиевич Ильичёв, видеопортал RuTube.
В прошлом году в США было проведено серьёзное исследование, с большой выборкой. Пиратство стало популярным. Фактически это мейнстрим, все так делают: я, мои родственники и друзья советуют посмотреть что-то пиратское. 81% пользователей из тех, кто пользуется пиратскими продуктами, сказали, что будут продолжать это делать, даже несмотря на некоторые опасности, которые эти действия могут повлечь: возможное заражение устройств компьютерными вирусами, разные баннеры, которые могут блокировать работу компьютера, плохое качество контента и возможный обман. Нарушение закона об ответственности тоже не останавливает. Методом устрашения действовать в данном случае бесполезно, нужны иные средства. Для того, чтобы их найти, нужно разобраться в причинах.

Пользователи не готовы платить за контент. 58% пользователей сообщили, что пользуются пиратскими ресурсами исключительно из-за того, что они бесплатны. Часть из них готовы платить небольшие деньги, около доллара. 83% не против рекламы в контенте как альтернативы оплаты. Пользователь уже сейчас понимает, что просмотр им рекламы - это фактически его плата за пользование контентом лучшего качества, чем у пиратов.

Пиратский контент появляется в Сети быстрее, а некоторый контент вообще до Сети не доходит. На вопрос о том, как быстро должен контент появляться в Сети, чтобы не смотреть пиратское, большинство пользователей ответили, что готовы ждать до месяца. Но 83% соглашаются с тем, что если бы контент в течение месяца был доступен, они бы не пользовались пиратскими ресурсами. И 76% пользователей готовы полностью или частично оплачивать контент, который появляется сразу же после премьеры. Таким образом, правообладатели, которые не выставляют контент в Сеть или выставляют с большой задержкой, дают пиратам эксклюзивные возможности зарабатывать на их контенте, сами того не понимая.

Помимо этого есть и исключительно российские, внутренние причины.
Каналы связи не позволяют распространять легальное видео. Потоковое видео для пользователей предпочтительней, чем скачивание, но пока мы не дадим пользователю среднюю скорость подключения (2 Мбит/с), достаточную для просмотра потокового видео, пользователи будут смотреть это внутри своих сетей, ставить на ночь скачивание. Необходимо расширение магистральных каналов, а за магистральный трафик нужно снижать расценки.

Мало реальных действий по предотвращению пиратства. Пользователю по большому счёту всё равно, легальный контент или пиратский и привлечь его к ответственности практически невозможно. Здесь необходимо учитывать менталитет российского пользователя.

Мы активно работаем с Гильдией правообладателей, если кто-то использует и загружает пиратский контент, мы рассматриваем претензии, удаляем этот контент, применяем санкции к пиратам, закрываем аккаунты. Конечно, система поиска не дешёвая, но она позволяет находить дубли, аналоги, логотипы внутри видео.

Мы лицензируем контент, платим за него правообладателям, интегрировались практически со всеми сетевыми операторами, которые работают в России, стараемся тратить деньги на то, чтобы пользователи в отдалённых городах могли смотреть наш контент с гарантированным качеством, вкладываем средства в системы защиты.

Миронова Екатерина Геннадьевна, заместитель директора Now.ru
Проблема пиратства для нас - очень больной вопрос, и свою борьбу мы ведём с нелегальными распространителями. На сегодня в Рунете не определено, кто несёт ответственность: правообладатель, площадка, владелец сайта, зритель... Соответственно, правообладатели вынуждены за свой счёт, самостоятельно, либо с привлечением специализированных компаний заниматься чисткой нелегального контента. Но даже в этом случае, чтобы убрать с порталов нелегальные копии нашего контента, нам требуется длительное время, в среднем около 24 дней, чтобы доказать, что мы действительно являемся правообладателями. Мы вынуждены показывать контракты, финансовые условия. Абсолютно непрозрачна процедура оценки ущерба от пиратства в Интернете.

Сотрудничая с западными студиями, мы обращаемся к их опыту. Какие шаги предпринимаются? Во-первых - поиск альтернатив пиратским ресурсам. Предлагается доступный и качественный легальный контент, как архивный, так и самый новый, что мы и сделали, запустив Now.ru. На Западе занимаются образованием пользователя и осуществляют разные социальные программы против пиратства. В мире существуют законодательные акты, которые предусматривают меры не только против нарушителей, но и меры по предотвращению незаконного использования контента. Хорошие примеры - США и Италия, ответственность в этих странах поделена между провайдерами, хостингом, сайтами, на которых расположены ссылки или реклама нелегального контента.

Сейчас мы сотрудничаем с «В контакте», имеем возможность самостоятельно удалять нелегальные копии контента, на которые мы обладаем исключительными правами. Удалено более 1,4 млн видеороликов. Пиратских роликов найдено 180 тыс., удалено или заблокировано 167 тыс. т.е. наша эффективность достигает 88%, однако в среднем, до удаления, каждый видеоролик успевают посмотреть почти 2 тыс. раз.

Необходима чёткая законодательная поддержка, дополнительная терминология, прозрачность в определении вины и ответственности, идентификации пользователя портала и оценки ущерба, упрощению процедуры взаимодействия с торрентами, блогами, активная работа направлении социального образования пользователей.

Михаил Якушев, юрист
Существует важная проблема, на которую обращают мало внимания - это соотношение частных прав правообладателя и общественных интересов равного доступа к информации, к достижениям мировой науки и искусства. Это именно та область, где коммерческие интересы вступают в противоречие с интересами всего общества. Соблюдение баланса - это крупнейшая задача, которую должны решать как государственные органы, которые отвечают за социальное развитие, так и социально ответственный бизнес. Это первое.

Второе. Мы всё-таки живём в определённых правовых условиях, другое дело, что эти условия сложились в середине 19 века. Существуют международные конвенции, определённые обязательства Российской Федерации, вытекающие из этих конвенций. Исходя из этого, пиратство, особенно как бизнес-модель, - это плохо. Однако в реализации тех обязательств, которые Россия приняла, нельзя быть большими защитниками интересов правообладателей, чем сами правообладатели. Зачастую от российского интернет-бизнеса требуют даже больше, чем от интернет-бизнеса и пользователей зарубежных стран, только лишь потому, что мы хотим вступить в ВТО.

Третье. Разумеется, интернет-реалии меняют в том числе и правовые условия ведения бизнеса. Есть конкретные темы, которые можно было бы зафиксировать и начать обсуждать как на уровне нашего трёхстороннего диалога «государство - бизнес - гражданское общество», так и на международной арене в рамках Большой восьмёрки и Большой двадцатки. 4-я часть ГК в очередной раз будет изменена. Однозначно должны быть допущены лицензии по образцу Creative Commons. Стоит подумать о более широком применении режима контрактной защиты правообладателей, чтобы платили не за сам факт доступа к какой-то информации, а за то количество услуг, которое получил человек, который, например, пользуется определённым программным обеспечением или смотрит какой-то фильм.


Владимир Долгов, Генеральный директор Google Russia

Позитивно, что именно Россия была той страной, которая предложила внести изменения в международной области по регулированию авторских прав. Работа уже ведётся: в сфере интеллектуальной собственности поменялась модель потребления, а модель производства контента осталась той же самой, какой была. Очень бы хотелось и модель дистрибуции оставить без изменений, но не получается. В дискуссии упоминалось, что за рубежом существует ответственность провайдера. Это всего лишь половина истины, так как ответственность наступает только после того, как провайдер уведомлён, что нелегальный контент находится на его совести.

Google - одна из немногих компаний, у которых есть цифровой видео контент (You Tube) и текстовый контент (Google Book Search). На You Tube сегодня каждую минуту грузится 35 часов видео. Очевидно, что этот процесс невозможно отследить человеку. Но существует технология, которая позволяет контролировать этот процесс. Владелец прав предоставляет копию, которая неким образом помечается. Далее сравнивается всё видео, что есть на You Tube, с этой самой эталонной копией. В результате в день сканируется на предмет выявления нелегального контента почти 100 лет видео.

При обнаружении нелегальной версии владелец прав на видео может приказать снять это видео либо попросить монетизировать его использование. Такие механизмы сейчас существуют - примерно из 2 млрд просмотров в день 30% монетизируется. С книгами ситуация обстоит гораздо проще. Мы работаем напрямую с издательствами, прямыми владельцами прав. Размещая ссылки на книги, мы повышаем продажи.

Сергей Семёнов, директор юридической фирмы «ФТМ-Энтертейнмент», представитель Гильдии продюсеров России, Ассоциации кино- и телепродюсеров

Если в законодательстве предусмотрено освобождение для воспроизведения исключительно в личных целях, то скачивание с точки зрения авторского права является воспроизведением. Но дело в том, что это исключение действует только в том случае, если воспроизведение осуществляется законным источником. Когда в Интернете происходит скачивание с заведомо незаконного источника, исключения для личного копирования не происходит.

Человечество не придумало никакого другого инструмента, которым бы оно регулировало интересы общества и интересы создателя, результаты интеллектуальной деятельности, кроме как авторское право. В самой системе авторского права уже заложены механизмы регулирования - это срочность охраны, исключения, ограничения. И сейчас призывать к тому, что мы фактически должны идти на разрушение авторского права, это значит не помнить, что оно нужно для того, чтобы что-то создавать, а потом уже использовать.

Здесь идёт дискуссия в основном вокруг того, как бы сделать хорошо пользователям, потребителям, посредникам. Давайте вспомним и о тех, кто создаёт. И если обращаться к актуальности международных соглашений, то те принципы, которые в них заложены, содержат всё, что нужно нам для охраны. А именно: самое главное, что должно охраняться - это исключительные права создателя, автора, правообладателя на использование своего произведения. А деньги - это уже второй вопрос.

Дискуссия открыта и по сей день: взгляды становятся всё более острыми, вариантов решений предлагается всё больше, и многие из них, вполне вероятно, смогли бы вывести ситуацию из тупика, если бы к ним прислушались. Важно помнить, что интернет-пространство - это сложная и многосоставная система, и нельзя учитывать интересы только одной или другой стороны. Необходимо соблюсти тот самый баланс, о котором так много говорят, но которого пока не наблюдается на деле.

В обсуждениях вопроса регулирования интернета и использования авторского контента нельзя забывать о тех, кто этот самый контент производит. Интересы авторов и издателей, всех правообладателей было бы полезно учитывать не в последнюю очередь, иначе игра в который раз получится в одни ворота. Победителей в таких играх, как правило, не бывает.

Copyright.ru

Поделиться новостью: