В библиотеке Достоевского обсудили убьет ли искусственный интеллект профессию писателя

Дата публикации: 14 Марта 2019

В библиотеке Достоевского обсудили убьет ли искусственный интеллект профессию писателя

4 марта Российский совет по международным делам (РСМД) и издательство «Пятый Рим» провели в Библиотеке им. Ф.М. Достоевского дискуссию на тему «Убьет ли искусственный интеллект профессию писателя?».

В дискуссии приняли участие:

  • Карен Казарян, главный аналитик Российской ассоциации электронных компаний (РАЭК);
  • Ольга Брейнингер, писатель, докторант Гарвардского университета;
  • Николай Маркоткин, руководитель проекта по искусственному интеллекту РСМД;
  • Игорь Шнуренко, специалист по искусственному интеллекту и криптовалютам;

Модератором дискуссии выступил Юрий Черный, руководитель Центра по изучению проблем информатики ИНИОН РАН, доцент кафедры медиаобразования Института журналистики, коммуникаций и медиаобразования МПГУ, кандидат философских наук.

На сегодняшний день искусственный интеллект (ИИ) перестал быть предметом научной фантастики. По некоторым прогнозам, технология ИИ, в основе которой лежит машинное обучение, может полностью перестроить международный рынок труда. В зоне риска в первую очередь находятся профессии, которых смогут заменить алгоритмы и программы, — промышленные рабочие, секретари, копирайтеры, бухгалтеры и другие. Возможно ли, что в скором будущем этот список дополнит и профессия писателя?

Участники дискуссии представили свои точки зрения на вопрос «Убьет ли искусственный интеллект профессию писателя?» и описали различные варианты развития событий.

По мнению, Николая Маркоткина, искусственный интеллект (ИИ) не убьет в человеке стремление и способность к творчеству. Более того, на сегодняшний день не ясно, может ли ИИ хотя бы в перспективе заниматься творчеством в чистом виде, способен ли он обладать фантазией. В то же время, искусственный интеллект способен убить именно профессию писателя, т.к. он, скорее всего, приведет к гибели существующей книжной индустрии. То есть разрушит экономическую базу профессии.

Н. Маркоткин заявил, что большая часть книжной продукции сегодня имеет мало отношения к творчеству, при этом труд писателя крайне малопроизводителен. ИИ, имеющий доступ к базе данных всей существующей литературы, уже скоро сможет создавать такую литературу быстрее и качественнее человека. Таким образом, возможно, писатель будущего – это оператор машинки с ИИ, которая, исходя из заданных параметров, генерирует книги, колонки и т.п. Сегодня это кажется диким, но человечество быстро привыкнет к новым реалиям. Мы же не возражаем, против того, что писатели пишут на компьютере, а не от руки.

В таком сценарии издательства отчасти  избавляются от необходимости продвижения писателей – вместо этого можно брать «лидеров общественного мнения» и выпускать целые серии книг под их именем. В то же время, возможно и сами читатели смогут создавать литературу под собственные предпочтения с помощью специальных онлайн-сервисов (впрочем, в такой ситуации, чтение утратит свою социальную функцию). Писательство, как творчество, таким образом, становится чем-то вроде хобби, или гетто для оригиналов.

С другой стороны все вышеперечисленное отчасти является лишь возвратом к истокам. Профессия писателя, как человека живущего на литературный доход, существует менее 200 лет, это продукт массового книгопечатания и массовой грамотности. Книги же вновь становятся продуктом догутенберговской эпохи – дорогие уникальные изделия.

По мнению Н. Маркоткина, возможно, человечество найдет способ оплачивать труд писателя, однако, по-видимому, это будет происходить вне капиталистических механизмов. Например, уже сегодня существует платформа «Patreon», позволяющая деятелям искусства получать регулярные пожертвования, от почитателей их таланта.

Ольга Брейнингер также считает, что ИИ окажет значительное влияние на профессию писателя. По ее мнению, тексты, созданные ИИ, не смогут составить альтернативу хорошей литературе (high brow), однако литература не обязательно должна быть хорошей. ИИ в первую очередь, может заместить популярную low brow литературу, основанную на ограниченном наборе сюжетных ходов и формул. Сегмент middle brow литературы (хорошая беллетристика) потенциально может стать основным «полем битвы» между живыми писателями и искусственным интеллектом. При этом ИИ сможет со временем производить вполне достойный и конкурентоспособный беллетристический продукт.

В то же время, ИИ совершенно не способен убить писательство как призвание, поскольку писатель не обязан быть интегрирован в экономику писательского рынка. Люди много сотен лет пишут романы в стол и, по-видимому, будут продолжать делать это и далее.

Возможно появление новых типов продуктов на стыке книжного и развлекательного форматов, где читатель по ходу чтения сможет выбирать определенные сюжетные ходы, подстраивать их под свое настроение и характер. Будет ли это называться книгой или как-то иначе – это другой вопрос. При этом все эти изменения могут произойти уже в среднесрочной перспективе.

По мнению Игоря Шнуренко, для конечного пользователя ИИ – это черный ящик, который несет удобства и комфорт и, как ему кажется, берет на себя обременительные дела. Для бизнеса ИИ – это черный ящик, принимающий решения, которые до него принимали люди. Предполагается, что эти решения более эффективны, и мы считаем, что можем управлять ИИ. При этом, называть интеллект «искусственным» не вполне корректно, скорее следует говорить о коллективном интеллекте, поскольку он объединяет возможности машин и людей.

Если рассматривать треугольник  издатель – писатель – искусственный интеллект, то можно говорить о том, что издатель уже созрел для внедрения ИИ. Он гонится за эффективностью и конкурирует со всей индустрией развлечений, где ИИ успешно используется.

Внедрение ИИ в России связано с монополиями, в том числе издательско-книготорговыми. Уже сейчас до авторов доводятся задачи по написанию книг для определенной целевой аудитории. Эти процессы алгоритмизируются. Писатель превращается в работника фабрики проектов, единственный путь для которого – стать раскрученным брендом. Вне существующей системы писатель находиться не может.

Если же рассматривать искусственный интеллект как писателя, то ему свойственны неутомимость, производительность, бессмертие. ИИ – это идеальный литературный негр, но он не ограничивается этим. При внедрении ИИ произойдет слияние писателя, издателя, маркетолога в одно.

После достижения технологической сингулярности, человечество, скорее всего, потеряет контроль над ИИ, который будет руководствоваться своей логикой. Коллективному сверхразуму не нужны потребители и капитализм, но им будут востребованы креативные свойства человеческого разума. И тогда ИИ понадобятся писатели, чтобы изучать глубины человеческого разума.

Карен Казарян в своем выступлении отметил, что искусственный интеллект – это маркетинговое название, хотя на самом деле это просто алгоритмы, которые могут находить определенные закономерности и синтезировать решения. Сейчас ИИ умеет генерировать тексты на основе конкретных параметров, может написать заметку про погоду или акции. Это востребовано издателями, поскольку им не очень выгодно привлекать к такой работе дорогостоящих профессиональных журналистов. Другая сфера применения ИИ – написание технических текстов, таких как инструкции к бытовой технике.

Существует множество экспериментов, в которых обучают ИИ на других текстах, однако в подобной ситуации возникает проблема авторских прав. Готовы ли издатели идти на риск нарушить авторские права для того, чтобы использовать тексты для обучения ИИ?

Этот процесс может оказаться крайне дорогостоящим еще и с точки зрения привлечения высококвалифицированных специалистов в области машинного обучения. Издательства, скорее всего, просто не будут иметь возможность платить разработчикам зарплаты, соизмеримые с их заработками в IT-компаниях.

Также еще много лет потребуется на решение проблемы, принадлежности прав на тексты, сгенерированные ИИ. С технологической точки зрения, ничто не мешает искусственному интеллекту заменить профессию писателя. Но с практической точки зрения, является ли это все экономически оправданным кейсом? Скорее всего, издатели пока не готовы решить вопросы с выплатами авторам и привлечением квалифицированных кадров для создания подобного продукта.