Как на самом деле поживает цифровая экономика в России?

Дата публикации: 15 Октября 2019

Как на самом деле поживает цифровая экономика в России?

Фото: pixabay.com

С октября 2018 года в России активно развивают цифровую экономику. Создана одноименная национальная программа, у которой есть и куратор, и рабочая группа, и пул экспертов. 

Цифровая экономика стала одной из наиболее популярных тем в эфире федеральных телеканалов, в материалах СМИ, секции по этой теме становятся ключевыми на самых масштабных экономических форумах нашей страны. Но что действительно было сделано за этот год? Какие бонусы, льготы получил российский ИТ-бизнес и получил ли вообще? Может быть, в России стали готовить крутые кадры по направлениям цифровой экономики? 

Давайте разберемся, чем сейчас живет цифровая экономика в России, существует ли она вообще и какие перспективы? 

Трудности управления

Ассоциация Электронных Коммуникаций (РАЭК) от лица бизнес-сообщества неоднократно отмечала, что информационные технологии и цифровизация экономики сами по себе не могут вывести экономику на новый уровень, при сохранении проблем самого управления и кадров, занятых управлением (см. набор исследований на эту тему: a.raec.ru).

Наиболее выпукло этот подход был продемонстрирован директором РАЭК Сергеем Плуготаренко в ходе его выступления на Больших Парламентских слушаниях в Госдуме (по теме Цифровой экономики, в июле 2019) – https://raec.ru/live/raec-news/11089/

"Технократия хороша ровно настолько, насколько хороши технократы. При прочих равных"

Мы по-прежнему живем в эпоху “цифрового феодализма” – когда значительная часть госрасходов на ИТ не улучшает кардинально качество самого управления, а внедряемые решения и системы никак не увязаны друг с другом. Но ведь Цифровая экономика как раз и должна была положить этому конец? 

Нет реальных проектов

Так сложилось, что конструкторы национальных проектов в современной России привыкли оперировать “дорожными картами” и “целевыми показателями”, но ведь они слабо связаны с реальными потребностями бизнеса и жизнью рядовых потребителей цифровых услуг. 

Сегодня у нас очень мало реальных, живых проектов, нацеленных на решение задач Цифровой экономики. Предприниматель или рядовой гражданин должны на каждом шагу своей бизнес-деятельности и просто жизни – “натыкаться” на плоды цифровизации, увязывая их положительное влияние на свой бизнес и качестве жизни – с нацпроектами, в том числе “Цифровой экономикой”, о которой они так часто и много слышат в СМИ.

Цифровизация должна быть в головах. И в делах

Тогда она сдвинется с места и получит максимальную поддержку в предпринимательском сообществе, у населения. 

Именно поэтому огромную ценность для популяризации достижений цифровой экономики – представляют собой те немногочисленные проекты, которые явно и ярко выделяются на фоне бюрократии, дорожных карт, заседаний и обсуждений, репортажей в СМИ… Это в первую очередь достижения наших интернет-игроков (голосовые помощники с уникальными функциями, автопилотируемые автомобили, рывок в сфере Sharing Economy, компьютерное зрение и искусственный интеллект, O2O сервисы – соединяющие онлайни и фолайн)... 

РАЭК пристально следит за этими направлениями и трендами – это наш ежегодный “Визионерский HOT-лист” (и там, где находит достижения отечественных игроков, старается привлекать к ним максимальное внимание на всех уровнях: https://raec.ru/live/branch/10036/ и https://raec.ru/live/raec-news/10766/

Особняком в этом ряду “реальных дел и проектов” стоят многолетние конференционные мероприятия, собирающие десятки тысяч профессионалов цифрового мира (РИФ+КИБ, Неделя Российского интернета) и такие “пользовательские” проекты, как “Цифровая грамотность” и “Digital Диктант”. РАЭК гордится своей причастностью к этим главным проектам Рунета, которые можно назвать важными “надотраслевыми” проектами, позволяющими видеть развитие “цифры” в формате Helicopter View…  

РАЭК представляет такую обобщенную позицию отрасли: 

Напомним, что ранее РАЭК неоднократно обращала внимание на принципиальные моменты, которые волнуют отрасль в вопросах реализации нацпроекта "Цифровая экономика".

Они простые:

  1. Малый и средний бизнес "вычеркнут" из нацпроекта (см. позицию РАЭК от сентября 2018 года “Отрасль дезориентирована в отношении своей роли в развитии “Цифровой экономики")

  2. Рядовые граждане сегодня не понимают, каким образом "Цифровая экономика" ворвётся в их повседневную жизнь и как улучшит ее качество (см. Позицию и заявление ОНФ от 28 августа 2019 года “ОНФ выявил отставание в сроках исполнения мероприятий нацпрограммы «Цифровая экономика»” (с комментариями С.А.Плуготаренко))

Помимо этих 2 принципиальных моментов, в сегодняшней отраслевой повестке (по состоянию на октябрь 2019 года) эксперты РАЭК отмечают следующие проблемные направления: 

  • Нормативное регулирование, которое очень долго буксовало. При этом, когда по этому направлению начались определенные подвижки, и государство начало "слушать бизнес", вопросы стали возникать уже у граждан. Если мы говорим, например о проектах по изменению закона о персональных данных, электронной подписи, то тут необходимо пояснять, что именно делается, снимать страхи, слышать общественные организации. Иначе цифровой профиль и электронный паспорт закончит как УЭК, к сожалению.

  • Развитие и создание инфраструктуры для реализации нацпрограммы. Самое важное и базовое сегодня – обеспечить наконец покрытие ШПД по всей стране, доступное и качественное. Для этого нужна конкуренция, нужны субсидии малым операторам и кооперативам жителей на создание инфраструктуры,  а не мега проекты. Нужно менять строительные стандарты, чтобы не было проблем заводить в домах новых провайдеров.

  • Безопасность – еще один важный аспект реализации программы. К сожалению, у нас в стране не уменьшается количество кибермошенников, а утечки персональных данных случаются все чаще, но кажется это никого не интересует. Спасение утопающих дело рук самих утопающих? Но в таком случае мало внимания уделяется цифровой грамотности, а это основа безопасности пользователей.

  • Кадры. Необходимо уделять бОльшее внимание подготовке кадров, работать на трансформацией учебных программ, над созданием рабочих мест в регионах.

Подобных направлений, замечаний и предложений по ним – множество. Они были неоднократно сформулированы РАЭК в различных формах и на различных площадках. 

К сожалению, многие из них так и не были услышаны.
При этом разговор с профильными чиновниками, занятыми развитием и обслуживанием нацпроектов, строится примерно так: “Уважаемая Отрасль, вот вы нас критикуете, что мы не слышим отрасль, особенно малый и средний интернет-бизнес, и не учитываем их интересы в нацпрограмме... А вы писали нам о своих предложениях? На чье имя и какой исходящий номер у ваших писем?”   

Но не все так плохо

Интернет-бизнес в России продолжает развиваться, несмотря на трудности диалога с государством. Развивается и гражданское общество. 

Бизнес и общественность вместе стараются реализовывать прогрессивные проекты, которые уже запущены в других странах, но в России набирают обороты с большим трудом. 

Например, сегодня массово обсуждается тема фудшеринга – 17 млн тонн пищевых отходов образуется в России ежегодно на этапе хранения, реализации и потребления. Это около 28% ТКО. Практически весь объем пищевых отходов (94%) направляется на полигоны и свалки, где загрязняет почву, воду, и воздух. 17 млн тонн ежегодно выбрасываемой еды выделяет порядка 2,4 млн тонн метана – сильного парникового агента. 

Эффективным способом предотвратить нерациональное использование продуктов питания является фудшеринг. Это онлайн-сервисы, позволяющие распределять продукты питания между членами сообщества. Пользователи могут размещать информацию об имеющихся продуктах, их количестве, местонахождении и договариваться об их безвозмездной или возмездной передаче. Спецификой продуктов, с которыми работает фудшеринг, является истекающий срок годности. Онлайн-платформы придают продуктам мобильность, предотвращая их переход в статус отходов.

Инициатива – отличная, и прогрессивная общественность, представители бизнеса готовы “фудшерить”. Вот только в силу особенностей действующего законодательства бизнесу это невыгодно. Почему это так можно прочитать в исследовании

Мы научились развивать онлайн-платформы, а жители страны воспринимают пользование ими как данность. Так, объем рынка такси в России может достичь 709 млрд рублей в 2019 году. 

Проводятся отраслевые премии и конкурсы, которые берут вектор на молодое поколение ИТ-специалистов, тем самым стимулируя приток высококвалифицированных кадров в отрасль (например  – “Молодые лидеры Рунета”, “Лидеры России”). 

Вывод

Бизнес должен иметь возможность напрямую общаться с государством. А государство должно научиться слышать бизнес. Если такой прямой диалог затруднен – ну просто потому что они говорят на разных языках – РАЭК (и другие ассоциации и экспертные сообщества) готова выполнять роль “переводчика”. Это тяжелая, и почти всегда неблагодарная работа, но мы должны ее делать.

Потому что мы верим: у нацпрограммы “Цифровая экономика” есть шансы на успех, есть запас прочности и сохраняется вотум доверия в бизнес-среде и в обществе. Надо их не “растерять”. 

В декабре в ЦМТ (г.Москва) пройдет Неделя Российского Интернета (RIW). Организаторы взяли фокус на выстраивание именно такого диалога -- представители бизнеса смогут напрямую задать вопросы министрам, чиновникам и получить ответы. 

Интернет-отрасль надеется, что обсуждения на RIW принесут результат, а 2020 год станет годом действий для цифровой экономики.

Источник: https://dni.ru/release/2019/10/14/434196.html